Статьи, истории и притчи

Александр Рандэльф: Я знаю, как сделать постановку речевого голоса простой

Яркий голос на миллион в арсенале оратора

Д. ФЕДОТОВ: Александр, приветствую. Скоро в Нижнем Новгороде твой тренинг и наши участники задают вопросы. Спасибо, что любезно согласился на них ответить.  Я помню нашу первую встречу на тренинге Сергея Шипунова. Ты показал 4 простых упражнения и у нас всех буквально за 5 минут изменились голоса. Я помню, как был тогда впечатлен. Возможно поэтому, я постарался организовать такой тренинг здесь, в Нижнем Новгороде. Я тогда подумал, что эффект очень неожиданный. Всего 5 минут и такие качественные изменения в голосе.

 

А. РАНДЭЛЬФ: Многие так думают, когда я показываю эти упражнения. Я разрабатывал все, апробируя на собственной практике, и поэтому я понял, как работает речеголосовой аппарат и у меня есть множество разных приемов, которые могут дать быстрый и самое главное, устойчивый  результат.Так как мне приходится общаться много с тренерами речевиками, то иногда я некоторым из них советую. Они жалуются, что есть проблемы с клиентами, я им говорю,  запишите несколько упражнений в качестве видео-инструкции разместите в интернете, что бы люди могли попробовать получить уже первый результат и хорошо его почувствовали. Они говорят у нас нет таких упражнений, как можно быстрый результат получить так сходу? Вот в том то и дело, начинают доказывать они мне, что поделав немного этих упражнений никакого быстрого результата не получишь. Я говорю понятно, разворачиваюсь и ухожу.

 

 

Д. ФЕДОТОВ: Как получилось, что ты стал вести речеголосовые тренинги?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Получилось все неожиданным для меня образом. Первое у меня образование музыкальное, я окончил московскую консерваторию по классу композиции. Немного занимался вокалом. Но в принципе мои занятия вокалом не увенчивались успехом, потому что у меня были большие проблемы с голосом.Я говорил на достаточно сильном горловом зажиме. Поэтому любое выступление перед аудиторией любая эмоциональная речь могли мой голос сильно подсадить. У меня садились связки, я потом днями бывало, восстанавливался после этого. А те, кто владеют своим голосом, и могут длительно работать с аудиторией иногда без микрофона, иногда с небольшой звукоусиливающей аппаратурой они казались для меня такими небожителями, которых природа наградила каким-то таким даром, а меня естественно обделила, как это обычно часто воспринимается нами. Ведь наши проблемы воспринимаются как: моя проблема  самая проблемистая и никакие проблемы не перепроблемят мою проблему и не перевыпроблемят. И понимаешь, вышло так, что жизнь заставила меня работать на аудитории, заставила еще раньше того заниматься голосами других людей. По существу я начал с того, с чего начинают многие. Я начал учить других тому, чего я сам не умел. И от безвыходной ситуации, потому что я начал работать в российской академии театрального искусства. Мы активно сотрудничали с кафедрой сценической речи. И волей неволей мне пришлось в этом разбираться. А тут я еще  получал второе высшее образование психолого-дефектологическое, логопедия. На самом деле сурдопедагогика даже, обучение глухих людей, но в принципе это близко к логопедии. И встал вопрос, по какой теме мне защищать диплом. Я решил защищать его по постановке голоса у глухих. Я к этому времени начал экспериментировать на этом фронте. Я начал осваивать это дело. Было все это в далеком 2001 году.

 

Д. ФЕДОТОВ: И получается, ты уже 12 лет этим занимаешься?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Да-да, уже 12 лет. Если с момента как я начал уже в этом разбираться, то уже лет 10 я в этом более или менее начал разбираться. И лет 6-7 с дней, когда я уже для себя начал формировать ту систему, легшую в основу тех тренингов, что веду сегодня. И я могу сказать следующее. Дело в том, что вокруг постановки голоса очень много сиреневого тумана. Все это преподносится как таинственное, очень сложное, все это очень сложно объясняется, все это мистически преподносится... Я знаю на сегодняшний день 5 основных моментов, которые нужно учитывать при постановке голоса и на сегодняшний день я опираюсь на них. И так как некоторые из этих моментов просто не озвучиваются или как то озвучиваются сложно, а я знаю, как сделать постановку речевого голоса простой. Поэтому я могу добиваться реально быстрых результатов. И мои ученики на любом занятии, на любом открытом мастер-классе, пройдя даже 15 минут подборок моих упражнений уже чувствуют первые результаты. Иногда даже неожиданные для меня, потому что иногда за эти 10-15 минут некоторых людей открывается голос даже сильнее, чем я мог предположить. Я вел тренинги групповые, где-то к 2010 году я от этого устал, на время забросил их. А потом летом 2012 года (все равно с 2010 года, преподавая индивидуально постановку голоса моим ученикам) я понял, что нашел новое ощущение, которое позволяет мне для себя вести эти тренинги, так чтобы мне было не скучно.

 

Д. ФЕДОТОВ: Если бы этого не произошло, то общество лишилось бы ценного тренера

 

А. РАНДЭЛЬФ: Спасибо большое, я сейчас действительно больше ценен, чем в 2010 году, потому что в поисках, чем же мне еще заняться таким интересным для себя в поиске преодоления своего внутреннего кризиса, я стал всерьез заниматься хорошего  такого уровня психотерапией. Опять же позволяющей достигать быстрых хороших изменений. И вообще я не люблю того, что делается долго и мучительно. У меня была клиентка, которая ходила на постановку голоса к преподавателю вокала 4 года. Она пришла ко мне я спросил ее, на какие 4 основных принципа надо опираться, чтобы голос звучал? Она говорит, не знаю. Я говорю, а чем вы занимались? Она говорит, мы пели. Потом мы с ней за 4-5 занятий прошли основные упражнения. Прошли все основные приемы постановки голоса. И она за эти 4 занятия преобразилась. И даже выиграла дикторский конкурс на телевидении, но потом не пошла работать по своим внутренним причинам, но ей стало доступно то, на что она раньше не рассчитывала никогда.

 

Д. ФЕДОТОВ: А какие еще результаты имеют участники твоих тренингов?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Мои студенты мне часто говорят, что голос у них звучит как дикторский, что им об этом говорят. Благодарности  достаточно похожие и я даже знаю, за что именно меня будут благодарить: люди рассказывают, что у них изменилась жизнь, что теперь их стали другие воспринимать иначе, что они теперь начали  получать удовольствие от общения, что они заняли в мире какую-то более успешную позицию. Мой тренинг по постановке голоса, не является пособием  «Как стать звездой». Но таковым, от части, он является, потому что преображения у людей после тренинга случаются огромные порой. Огромные, потому что меняется не только голос у людей, меняется их поведение, потому что в результате изменений в голосе меняется их самоощущение. И у меня были такие случаи, которые меня удивляли и продолжают меня удивлять, несмотря на то, что мне кажется, меня ничем нельзя уже удивить.

 

Д. ФЕДОТОВ: В чем еще заключается ценность и уникальность твоего тренинга?

 

А. РАНДЭЛЬФ: На сегодняшний день, возвращаясь к предыдущему заданному вопросу, я более эффективен, потому что ввел в тренинг сильные психотерапевтические техники, помогающие достигать быстрых изменений на психологическом уровне, а это одно из важнейших условий данного процесса, так как происходит следующее. Когда человек даже освоил приемы постановки голоса он, потом попадает в стрессовую ситуацию и у него может пропасть все что он наработал.  Сегодня у тебя в кабинете он прекрасно может звучать, завтра он попадет в стрессовую ситуацию ему выступать на аудиторию, общаться с важным клиентом или еще что-нибудь, у него горловой зажим и все, привет. Он даже забыл, что у него полно приемов что бы снять его прямо сейчас в процессе общения, потому что его сама психологическая ситуация вышибла напрочь. И вот то, что я сегодня ввел в тренинг психотерапевтические приемы, я считаю одним из существенных достижений моих и на сегодняшний день. Плюс к этому мой тренинг стал еще более игровым веселым, более увлекательным, для моих клиентов, хотя они и раньше не жаловались, но сегодня еще лучше.

 

Д. ФЕДОТОВ: Саша, ты просто великолепен. Ты так вкусно рассказываешь, что хочется слушать и слушать. И голос твой очень приятен.

 

А. РАНДЭЛЬФ: Спасибо, я вчера вел конференцию для людей, занимающихся той темой, в которой я совершенно не разбираюсь, да и не пытался особо разобраться. Пикап, там собралось порядка 700-800 пикаперов. Я для них вел интернет конференцию. Мне потом сказали, в отзывах мне писали, что я говорю как по школе малого театра, как актеры школы  малого театра. А я им сказал, так как я люблю себя критиковать, что слушая свои записи со стороны, мне кажется, что выступаю в традициях вахтеров малого театра.

 

Д. ФЕДОТОВ: Значит, ты говоришь, что ввел психотерапевтические техники. Ты имеешь ввиду техники нлп?

 

А. РАНДЭЛЬФ: К сожалению, в такой тренинг я ввел только техники нлп, потому что сегодня это направление работы с бессознательным вышло уже шире того что люди до сих пор понимают как нлп. Там есть великолепнейшие техники, я умею их делать, я знаю, как их делать, но не могу делать на этом тренинге. Но те, что я ввел в этот тренинг это тоже очень эффективные практики, помогающие быстро достичь замечательных изменений. Ко мне порой люди обращаются даже во время тренинга ораторского мастерства. Я  могу успеть поработать  с человеком со страхом публичного выступления перед занятием.  Всего за 10 минут мы вместе обнуляем его тревоги и страхи, и он преображенный сидит потом весь тренинг и по новому чувствует себя в стрессовой ситуации..

 

Д. ФЕДОТОВ: Саш, кто в основном твои клиенты?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Клиенты мои очень разные люди совершенно разного статуса, совершенно разных запросов. Я преподаю основы постановки голоса и на корпоративных тренингах. Очень много тем для тех, чья профессия связана с общением, на сегодняшний день у меня много запросов от сетевых разных компаний, приходит много менеджеров, продавцов

 

Д. ФЕДОТОВ: Это такая новая категория участников тренингов появилась

 

А. РАНДЭЛЬФ: Да появляются новые категории. Преподаю в школе актерского мастерства «Образ», в которую приходят люди разного статуса. И туда приходят люди, которые  можно сказать,  находятся совсем в начале пути саморазвития. Вот у меня был случай, когда ко мне пришла такая забитая зажатая девочка. Потом после этого ко мне таких девочек уже много приходило, но этот случай мне запомнился особенно, потому что  самые потрясающие результаты. Забитая, зажатая сидела в уголке. Серая мышка. А я на таких на тренинге всегда обращаю особое внимание  и уже остальные кажутся менее проблемными, и я уже за них не переживаю. Сейчас я научился уже  меньше переживать за всех, а больше просто с ними работать. А раньше я помню, очень переживал за нее и ею был обеспокоен. И когда мы с ней работали, она получила на тренинге свои результаты, для нее они были по-настоящему большими результатами. Потом через год я начал вести ораторское мастерство (я ораторское с 2007 преподаю). На одном из них подходит ко мне такая интересная девушка и говорит мне, здравствуйте Александр. И так хорошо одета, с хорошей осанкой, ее походка женственная такая. Подходит, здравствуйте Александр. Я смотрю на нее и не понимаю, кто это ну думаю, раз здоровается, кто-то знакомый. Я говорю, здравствуйте. Мне неудобно сказать извините, я вас не знаю, вы кто? Я говорю, да здравствуйте. Она, как ваши дела? Я говорю, хорошо, а ваши? И тут я задаю вопрос, вы у меня на тренинге учились? Ну, раз здоровается, значит училась. Она говорит, да. Я говорю, напомните, пожалуйста, вы были на актерском мастерстве? Нет, я у вас на постановке голоса была. Отлично, а когда? Она начинает рассказывать. Я понимаю, кто это был. У меня отвисает так видимо челюсть постепенно. Она говорит. Вот на меня все так реагируют. Я говорю, слушай, и так напрямик спрашиваю. А что с тобой произошло. Я помню, ты совсем по-другому держалась, что случилось? Она говорит я ваш тренинг прошла. Я говорю,  так секундочку, поподробней с этого момента. Ты прошла мой тренинг, а после что, возможно, тренинг на раскрытие женственности? Она говорит, нет только ваш,  Я говорю, как это произошло, такие трансформации, она говорит очень просто. Я стала говорить своим природным голосом, люди стали на меня обращать внимание, по-другому ко мне относится. Я поняла, что оказывается, я могу управлять во время общения отношением к себе. Я решила, а не поинтересоваться ли мне еще и модой? Стала за этим за всем следить. И понимаешь, за год за год с человеком такие прошли трансформации. Человека просто невозможно было узнать. Вот такие истории происходят.

 

Д. ФЕДОТОВ: Есть ли какая либо категория людей, которой тренинг не поможет?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Я всегда говорю: «Упражнения работают, если мы их делаем». Не поможет тем, кто надеется на чудо. Тем, кто думает, что они придут и Александр Рандэльф, авторитетный тренер из Москвы, возьмет волшебную палочку, блещущую инкрустациями, подойдет ко мне,  сделает жест Гарри Поттера, и я после этого  начну говорить по-другому. На самом деле, чудо произойдет уже на самом тренинге. Я считаю самой выдающейся отличительной чертой своего тренинга то,  что людям потом не надо будет ходить ни на какие другие речевые тренинги, в том числе и мой в отличие от некоторых других школ. Бывает, студентов обучают так, что они потом ходят опять и опять на тренинг по постановке голоса. Они открыли на тренинге голос. Через 2-3 месяца он пропал, а чего делать снова они не знают и опять идут  на тренинг и так процесс повторяется.

 

Д. ФЕДОТОВ: Значит таких людей нет, не поможет только лентяям, тем, кто надеется на чудо. 

 

А. РАНДЭЛЬФ: Я бы не сказал что лентяям. Я уже в последнее время не считаю людей лентяями, просто мотивации у них нет.

 

Д. ФЕДОТОВ: Есть же серьезные речевые нарушения. Вдруг тот, кто их имеет, думает, что он придет на тренинг, и они пропадут?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Заикание, например? На тренинге я очень хорошо помогаю заикающимся. Они у меня начинают совсем по-другому говорить, причем по моей школе в отличие от традиционной системы работы с заиканием. В традиционных школах так же начинают говорить без заикания, но они говорят как роботы, очень медленно так. У меня начинают говорить  хорошо, достаточно быстро, без заикания, но проблема заключается в другом. В том, что заикание является вторичной выгодой. На сегодняшний день всемирная ассоциация психотерапевтов пришла к единой такой терминологии, подписала документ, по которому любую болезнь и любое дезадаптивное поведение следует рассматривать  как способ уродливой адаптации к внешнему миру. Такой человек без этой болезни, без этой психологической проблемы не смог бы к этому миру адаптироваться, потому что  у  него такие представления о мире, у него такая форма адаптации. Соответственно, человек с заиканием получает собственные определенные выгоды. Их иногда бывает тяжело из этого выбить, и на актерском мастерстве я наблюдаю следующую ситуацию. Человек с заиканием у меня выходит на сцену. Играет либо практически не заикаясь, либо у него чуть-чуть одна две запиночки возникают за большой кусок текста. Потом он садится на место, я начинаю давать обратную связь, мы с ним начинаем общаться и он заикается просто как «бесстыжее существо», которое мне пытается показать как ему тяжело. Хотя только что мы видели, что он может все делать без заикания. Садится и начинает мне тут заикаться, понимаешь. Я раньше начинал перевоспитывать, теперь уже не перевоспитываю.  Есть вероятность  возврата предыдущего голоса, только если в стрессовых ситуациях не будете работать и забывать полностью про все приемы. И опять же зная, что у них в стрессе голос потерялся, упражнения есть, они их все равно не проделывают. Вне стрессовой ситуации или перед стрессовой ней с помощью упражнений есть возможность лучше подготовиться к ней.

 

Д. ФЕДОТОВ: Какая наиболее часто встречающаяся проблема с голосом?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Ты как тренер по ораторскому мастерству знаешь, что проблемы чаще всего связаны вовсе и не с голосом. Например, с тем, что человек не умеет пользоваться словесной импровизацией. И не может, таким образом, себя настроить. Но тем не менее с голосом чаще всего как следствие того что человек не умеет общаться уже выработался привычный зажим. И самая большая проблема это зажимы горловой или шейно гортанный зажим, так называемый  и челюстной зажим. Сейчас даже дикторы на телевидении я смотрю, говорят с совершенно зажатой челюстью. А когда человек говорит с зажатой челюстью у него остается меньше простора для звучания. Так что просто выходит, что он теряет внятность. Кроме того,  челюстной зажим влияет на шейно гортанные области, а они влияют в целом на голос. Я, например 10 лет назад говорил с серьезным шейно-гортанным зажимом в свое время. Поэтому мой голос звучал вот так высоко (говорит высоким голосом).  И я себя знал как человек вот с таким вот голоском. Выяснилось, что оказывается несколькими приемами, хорошо их отработав, можно опустить  свой голос, как должно было быть природы. Человек теряет свою природу, а потом он начинает бегать и восстанавливать ее посещая тренинги по постановке голоса, тренинги по раскрытию речевого потока , словесной импровизации, тренинги по обретению целостности. Все это попытки вернуть то, что было утрачено вследствие неоптимального воспитания, дезадаптивного поведения и слишком высокой  доверчивости к тому, что говорят другие.

 

Д. ФЕДОТОВ: Александр, чем твоя программа отличается от похожих программ?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Она отличается тем, что, во-первых, я даю высокую ясность. Мы опираемся в обучении на звезду ЗОДИАП.  Я сгруппировал эту аббревиатуру чтобы было проще ее запомнить, почти как зодиак, но только «п» вместо «к», потому что среди этих букв зашифрованы следующие понятия над которыми мы работаем: дыхание, осанка, зевок, интонирование, артикуляция и психология.  Причем, так как зевок я считаю одним из самых важных, то логично, что он оказался в начале аббревиатуры.  Кто-то из студентов мне сказал, что можно сказать «ПОЗАДИ».  Можно и так сказать отвечаю, когда у вас позади хороший проделанный путь в развитии голоса. Отличие в том, что мы формируем хороший уровень ясности у студентов, понимание, с чем мы работаем и как мы работаем.  Еще один отличительный признак программы заключается в том, что у меня есть четкий хорошо отработанный набор инструментов. Мне не нужно 150 приемов на каждый чих. Как для хирурга лучше иметь пару тройку хороших скальпелей разного размера вместо того чтобы выбирать из 1500, когда ему надо быстро проводить операцию. Что он сможет провести. Ему надо иметь 2-3 прибора, которыми он проводит операцию, а не 1500. Вот то же самое и здесь. Лучше иметь хороший минимум. И этого не просто достичь, потому что по каждому пункту надо иметь набор минимумов, а все вместе складывается и получается хороший максимум. Так что у людей  и так возникает ощущение первое время, что их жизнь превратилась в сплошной речеголосовой тренинг. Я нашел способ избежать такой ситуации. Участники получают простые и эффективные инструменты.

 

Д. ФЕДОТОВ: У твоих студентов есть ощущение, что они получили чемоданчик, набор самых основных главных приемов работы с голосом, который могут легко быстро использовать?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Да, в отличие не говорю что всех, но некоторых других тренингов, где дается огромное количество приемов, ничего не объясняется зачем. Пришли и вот делаем так, делаем так. А что мы этим делаем? Чего мы этим достигаем? Зачем мы вообще это делаем и от чего это нам поможет? Это знаешь по принципу дать людям рыбу, вместо того что бы дать им удочку. Некоторые тренеры занимаются тем, что кормят людей рыбой. Но участники наедятся рыбой, а потом опять будут голодными, у них опять вернутся прежние результаты. А на моем тренинге они получают удочку, что бы они понимали и умели, как им наловить себе эту рыбу в любом количестве. Вот мое отличие.

 

Д. ФЕДОТОВ: Красивая метафора. У тебя нет такого тренинга по использованию метафор в речи?

 

А. РАНДЭЛЬФ: По использованию метафор пока нет, но надо над этим подумать. Я хочу составить тренинг острословия, остроумия. Заодно и свои знания в этом плане систематизировать  и передать опыт, который у меня в этом есть другим людям. Но пока это еще только в планах.

 

Потом мы все сводим в единую матрицу, что бы люди понимали чего им можно дальше делать, каких результатов достигать с помощью минимума затрачиваемых усилий. Сегодня жизнь настолько в сумасшедшем режиме проходит у многих людей, что действительно им просто некогда делать огромные блоки упражнений и тратить по 2-3 часа в день в работе над голосом. Профессиональный вокалист или профессиональный актер это его работа. Он может столько времени тратить. А, например, менеджер, которому надо просто  улучшить качество голоса, не может на это тратить столько же, сколько и на управлении проектами, продажами. Так что мой тренинг современный, простой и эффективный.

 

Д. ФЕДОТОВ: Следующий вопрос. Сейчас есть тенденция, что руководящие посты занимают все чаще и чаще люди молодые. И при этом по объективным причинам, по навыкам, по интеллектуальному уровню. Но не всегда они чувствуют, какую-то внутреннюю уверенность, что они этими людьми действительно могут управлять. Одна из составляющих этой уверенности это голос руководителя. Этот тренинг может помочь им почувствовать большую уверенность в управлении людьми, которые старше их?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Однозначно да. У меня много училось и учится руководителей. Как рядовые менеджеры, которые занимаются руководством небольшими проектами, так и ТОП-менеджеры, крупных российских и зарубежных компаний.  Этот тренинг я проводил для руководства "ТНК-Уват" (нефтяная компания), для  руководителей из компании "Lego" . У меня есть опыт в этом плане. Много учится предпринимателей, деятельность которых непосредственно связана с руководством своими коллективами. У меня был такой интересный случай. Пришла ко мне женщина, менеджер среднего звена, и она очень много ездила по России. Она мне пожаловалась, что общаясь с другими людьми, а именно с обслуживающим персоналом со стюардами, проводниками, замечала,  что приносят ей чай или кофе в последнюю очередь. И сотрудники слушаются через раз и все у нее так вот происходит. После первых же двух занятий 3х часовых на тренинге по постановке голоса, она поехала в какую-то командировку. Возвращается и с горящим взглядом рассказывает: «Александр, Вы представляете, меня в первый раз проводники послушались! Я вашим поставленным голосом сказала «принесите мне чаю». Они ко мне первой прибежали и спросили «вам какого черного или зеленого?». Я говорит, вообще просто чуть не упала, потому что такого никогда не было, они всегда меня обслуживали в последнюю очередь. Потом у нее и с сотрудниками наладилась ситуация так что конечно же этот тренинг поможет и руководителям. Самое главное, что люди начинают воспринимать человека, говорящего уже другим природным  голосом, как лидера. А если он говорит, каким-то зажатым голосом, его речь монотонна, они его воспринимают как человека закрепощенного, вещь в себе и соответственное отношение вырабатывается у сотрудников. Практика показывает, что когда человек начинает брать ситуацию в свои руки и работает над собой, в том числе и над постановкой голоса. Ситуация кардинально изменяется и те люди, которые его недооценивали не обращали на него внимания не прислушивались к его словам, вдруг начинают его слушать, вдруг начинают к нему по-другому относиться. Происходит это волшебное «вдруг» и ситуация кажущаяся проигрышной, превращается в выигрышную. Самое главное, что любую ситуацию можно изменить в любом месте этого процесса.  Пока мы живы проигрышных ситуаций не бывает

 

Д. ФЕДОТОВ: Тренинг помогает сделать голос более сексуальным?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Помогает. Ведь сексуальный голос это опять же голос более глубокий более чувственный, но вот в чем проблема. Люди думают, что есть какой-то голос, к которому можно прийти, обрести голос, которого нет в природе. И это будет, например сексуальный голос. Такого не бывает. Бывает другое. Происходит открытие голоса у человека. Открытие его природного голоса. И этот голос начинает восприниматься другими людьми как сексуальный.  Этот голос у нас внутри. Что такое сексуальный или нет, по другому спросим себя. Можно ли натренировать свои гениталии, так что бы они принципиально стали другими? Они от природы у каждого из нас такие, какие есть, как и все остальные части тела. И вот когда человек вспоминает свою природу тут он и становится более сексуальным. Целостность делает человека сексуальным.  Ощущение своей связи с самим собой. Своей способности не бояться самого себя, не бояться того, что ему дано от природы, потому что большинство людей только и бегут от самих себя к каким-то странным поставленным целям. Они бегут к ним, удаляясь все дальше и дальше от самих себя, а потом удивляются, почему несчастны. Почему мы карабкались, карабкались, карабкались по стене к желаемой цели, достигнув этой цели, выяснилось, что мы поставили эту лестницу не у той стены.  Понимаешь, вот тоже самое и сексуальности касается. Сексуальность в себе можно только раскрыть, ее нельзя достичь. Ее можно раскрыть и в том числе с помощью голоса.

 

Д. ФЕДОТОВ: Красивый ответ, благодарю. И немного уточню, а как так получается, что природный голос может быть и командный и сексуальный? Как такое возможно?

 

А. РАНДЭЛЬФ: А это уже управление голосом. Интересно, что голос руководителя ассоциируется с командным, а сексуальный с томным голосом. Сегодня переговорщиков, работающих на очень высоких уровнях, обучают делать все как раз наоборот.

 

Д. ФЕДОТОВ: Но для этого должна быть способность у человека управлять этими голосовыми параметрами. Тренинг помогает их развить?

 

А. РАНДЭЛЬФ: Тренинг помогает их развить. Я на тренинге изощрюсь, но дам такую тему из курса актерского мастерства как «Характерная речь». Рассказать историю в лицах и красках, используя разные голоса, важное преимущество для любого, кому интересно быть популярным в обществе. А как максимально выраженный и натренированный навык это конечно изменение интонации в зависимости от цели коммуникации. И здесь да должен быть к этому готов голос человека.  Он должен уже иметь определенный уровень гибкости. Тренинг помогает достичь этого результата.

 

Д. ФЕДОТОВ: Александр, мы заканчивается наше интервью. Огромное Тебе спасибо. С нетерпением ждем твоего тренинга.  

 

А. РАНДЭЛЬФ: Благодарю, Денис. Было очень приятно с тобой пообщаться. До встречи на тренинге.

Нет комментариев

Добавить комментарий